?

Log in

No account? Create an account
 
 
05 May 2007 @ 01:54 am
Мои путешествия -Киев  
2002г-1. Киев. 4дня
Когда летом 2002г встал вопрос, куда на этот раз нам прошвырнуться, чтобы встрепенуться, мы были в некотором затруднении. Вернее я, потому что мой муж в таких случаях играет роль остервенело упирающегося пса, которого Герасим тащит на верёвке неизвестно куда от любимой миски с мясом. Я желаний особых не имела. Города уважала только те, в которых была древняя архитектура в изобилии и высоком качестве – такие, как Владимир, Великий Новгород, Сергиев Посад… Всё остальное казалось недоразумением. Золотое кольцо кончилось. На действительно далёкие поездки не было ни денег, ни времени, ни сил. Надо было найти что-то в радиусе 1000км. Взяла я карту СССР и стала тупо смотреть на европейскую часть, перебирая крупные города, удостоверяясь, что я ничего не упустила из виду. Взгляд упал на Киев.
Сразу всплыло: «Киев- мать городов русских». Одного этого достаточно было, чтобы поехать. Действительно, если не сейчас, то когда? Нам не по 25 лет. И всё-таки мать.
Опять же таки, сама я - наполовину украинка. Тоже повод солидный. Украинка моя мама. Правда значение этот факт имел только чисто номинальное – я никогда не слышала, чтобы моя мама говорила по-украински, и акцента у неё не было. Вероятно, это можно объяснить тем, что её родители были переселенцами столыпинского времени и были вырваны из родной среды.
Я не раз слышала: «Киев – красивый город». Такого рода сентенции неспособны сдвинуть меня с места и тем более заставить потратить деньги ( ведь на них можно накупить столько книжек хороших и ситчика в мелкий цветочек!). Но я подумала: «А заодно и посмотрим, что уж там за красота такая».
Вспомнила я о том, как лет 25 назад приезжала к нам из Киева, куда судьба её забросила из Уральска, мамина институтская подруга. Она привезла в подарок книгу-фотоальбом «Киев». Это был средне-солидный очень советскй «имиджевый» фотоальбом. Я его не жаловала, и он стоял во втором ряду безвылазно. Я нашла его, стала листать и наткнулась на фотографию музейного зала.



Стала рассматривать, первая мысль пробежала примерно в следующем виде: «Так ведь и у них там наверно тоже какие-то промыслы есть!». Заметьте - У НИХ ТАМ, ТОЖЕ и КАКИЕ-НИБУДЬ, и никак иначе. Каково?
И тут из памяти всплыл один небольшой разговор. Было это в марте того же 2002, когда я ходила на выставку «Книги России» на ВВЦ ( Всероссийский Выставочный центр). Тогда я познакомилась там с Наиной Кареновной Величко – автором книги «Роспись». Книга была куплена мной задолго до того, содержание книги я себе представляла, книга очень хорошая, и я очень ею дорожила. Тем более было очень заманчиво увидеть автора живьём. Наина Кареновна оказалась человеком очень интересным и очень открытым и приятным в общении. Я купила у неё несколько небольших расписных вещиц её кисти.



Она сказала, что две из них расписаны в стиле, близком к петриковской росписи. Я знала о росписи городецкой, хохломской, северодвинской… Но о Петриковской слышала впервые. Спросила: «А где это?» - «На Украине». Она сказала, что знает Петриковскую роспись не понаслышке, потому что своё художественное образование получила в Киеве. Далее разговор ушёл в другие дали.
Когда я вспомнила об этом разговоре, это было как спичка. Все ниточки связались воедино, и мотор заработал. Решение было принято однозначное – в Киев!
Интернета дома у нас тогда ещё не было, и я обратилась с просьбой к своему умному сверх меры племяннику. Он принёс мне список музеев Киева и окрестностей с адресами и даже телефонами, но с гостиницами была одна ерунда ( сейчас с этим уже гораздо лучше). Я пошла по центральным книжным магазинам – полки стонали от обилия всяческих путеводителей от Москвы, Питера, Парижа, Лондона до всяческих папуасских территорий, но Киева и вообще Украины не было и следа. Ну их наверно и на свете не было (сейчас положение уже изменилось)! В букинистическом тоже ничего не нашла. Время поджимало. Тогда я обменяла небольшую сумму рублей на гривны и мы поехали в Киев – в никуда.
Приехали в Киев рано утром, на вокзале обшарили газетный киоск, нашли «Справочник потребителя» на украинском языке. Там был довольно длинный список гостиниц с телефонами. Тут же купили телефонную карточку и обзвонили из вокзального телефонного автомата гостиниц 8-10. Выбрали самую дешёвую - «Голосиевскую» и покатили туда. Приехали, устроились, помылись, поели в номере свои московские хомячковые запасы и поехали на Андреевский спуск. Ещё в поезде нам попутчица рассказала, что по субботам и воскресеньям на Андреевском спуске идёт большая стихийная торговля изделиями народных промыслов и всякими приятными всякостями. Было воскресенье, и чтобы не пропустить такое дело мы прямиком направились туда.
По таким местам шляться обожаю! И вот взгляд у меня таки споткнулся о кое-что очень интересное! По обеим сторонам пешего прохода стояли два такие маленькие полуприлавочка, завешанные разными рушниками. Оба прилавочка принадлежали одной торговке. Глаз сразу выделил по одному рушнику с каждой стороны. Они явно состояли в родстве и отличались от других прежде всего благородством. Я попросила мужа снять меня на фоне этих рушников так, чтобы они вошли в кадр, и побыстрее, пока торговка не стала возражать, и как бы между прочим, не придавая этому значения. Иначе можно потерять бесценную информацию. Это было моё первое знакомство с рушниками Среднего Приднепровья, и в первую очередь полтавскими ( атрибуция стала очевидной по результатам двух киевских путешествий).
Один из рушников вышел просто прекрасно:



другой - чуть похуже из-за угла зрения:


но всё равно, информация - ценнейшая!

Эти рушники характеризуются некоторым набором признаков, которые в совокупности позволяют определить их принадлежность к данному канону безошибочно. Народное искусство вообще канонично. Ещё пример канонического феномена в русском народном искусстве - пудожская вышивка, ради которой я и двинулась в болотистые дебри из растерзанной Москвы. Тоже канон, причём необыкновенно древний. Правда отправляясь из Москвы в Пудож я знала о том, что я хотела бы найти-повидать, а тогда в Киеве я и не подозревала, на что я там наткнусь. Тем интересней сам факт – я выделила эти рушники сразу, ничего не зная об этом явлении. Я не была подготовлена к этому абсолютно. Чистый лист. Чистый эксперимент. Чистое восприятие.
Рушнички стоили в переводе на наши деньги около 1500руб каждый. Такие деньги я на прихоти тогда не тратила. Конечно, можно было бы сказать мужу, что это то, о чём я всю жизнь только и мечтала, и купить один из них. Если бы я сейчас попала в то время, я в тех обстоятельствах купила бы оба даже ценой дальнейших некоторых лишений и ужимания бюджета. Но тогда у нас не было такого, «наши люди на такси в булочную не ездят»! Что значит купить, потому что понравилась вещь? Да мало ли что нравится! Всё же не купишь, значит и нечего тут. Ну купила, ну и что дальше? Что это за образ жизни такой – покупать всё, что нравится? И мы двинулись дальше.
4 дня пролетели быстро. Впечатлений было много как никогда раньше. Киев очаровывал и потрясал. Украинское народное искусство открывалось нам в своём необыкновенном единстве и многообразии, как нечто цельное и могучее. Именно тогда я кажется начала осознавать разницу между понятиями «народное искусство» и «народные промыслы». Что-то я знала именно о народных промыслах России – Палех-Мстера-Холуй, Жостово, Гжель, Павловский Посад и т д. Точно так же, как и большинство наших людей, барахтающихся в дурно сваренном медиа-бульоне в условиях дикого дефицита точной, квалифицированной и правдивой информации. Народные промыслы прекрасны и ходят где-то рядом с народным искусством, но это – совсем другая вещь!
Последний день целиком мы провели в музее декоративного народного искусства в Лавре. Он прекрасен ( хотя мог бы быть ещё прекраснее)! Мы снимали довольно плотно аж двумя фотоаппаратами ( я – плёночным, а муж опробовал новенький цифровой), по возможности подробно. Когда долго находишься в музейном зале, да ещё много фотографируешь, хочешь – не хочешь, а приходится входить в контакт со смотрителем зала – они сами начинают с вами общаться. И вот здесь как повезёт. Спектр широк, как и во всяком людском сообществе. От редких сволочей ( некоторых и хотела бы забыть, да не получается, их вспоминаю с содроганием!) до чудеснейших людей, которые любят всё то, что они призваны охранять и беречь. Нам повезло тогда. Смотрительница, женщина постарше меня, всё расспрашивала нас, кто мы и откуда, да где успели походить и т.д. Потом спросила: « А в Переяславе были?» - «Нет», «А в Пирогове были?» - «Нет». Она стала рассказывать и про Переяслав, и про Пирогово( там крупнейшие этнографические музеи, такие, что у нас в европейской части России только Кижи пожалуй могли бы стоять рядом по масштабу, но не стоят, потому что открыто для посещения в Кижах уж очень мало что! Погулять хорошо. А экспозиций совсем мало – одни слёзы. Да и Малые Корелы тоже не впечатлили.). Переяслав и Пирогово в списке, который подготовил племянник значились, но мы их не запланировали, потому что не владели дополнительной информацией. Я сказала смотрительнице: «Что же вы мне душу травите, у нас поезд вечером !» Так она засмеялась и говорит: «Да вы не расстраивайтесь! Это совсем плохие музеи». Что меня совсем не утешило, и соль её рассказов продолжала разъедать мою впечатлительную душу. В таком состоянии отбыли мы в Москву. Но и там Киев продолжал меня терзать, а особенно Переяслав ( это совсем не Киев, он в 90 км к югу от Киева) и Пирогово ( это окраина Киева). Прошло 2 месяца, приближался сентябрь, а с ним и «час Ч» всех педагогов - начало учебного года. Предстоял спуск в шахту. И тут я заявила мужу, что не полезу в эту проклятую шахту, если не хлебну ещё один глоток свежего воздуха. В Киев, ну хоть на два денька –день - Переяслав, день – Пирогово! Для решения неотложных проблем были призваны ближайшие родственники, а мы понеслись.
2002г-2. Киев. 2 дня.
В этот раз всё было исполнено как по нотам. Казалось бы впечатления новизны уже не было – тот же вокзал (когда с поезда сошли нам обоим показалось, что мы и не уезжали из Киева), быстренько в ту же «Голосиевскую» - такой же номер на том же этаже - тот же душ - прямая маршрутка от порога гостиницы до автовокзала – и тут же на автобусе отбыли в Переяслав.
М-м-да-а-а! Переяслав описать трудно. Одни междометия, и все восклицательного характера.
Переяслав – небольшой городок в 90 км к юго-востоку от Киева с легендарным историческим прошлым. Ничего особенного внешне. Однако в самом городке находится музеев штук пять – музей Великой Отечественной Войны ( или Днепровской битвы возможно), там мы не были, Исторический музей, музей Григория Сковороды, музей Т.Шевченко и Музей народного одяга ( в который мы не успели, но который как нам рассказывали очень богат. Одних сорочек 700 штук. Всё меня туда тянет, да грехи не пускают). Но это ещё что! 15 минут пешком через поле и через речку Трубиж( ударение на втором слоге) по мостику – и вы входите в этнографический музей-заповедник под открытым небом. Это замечательнейшее место! Как и полагается этнографическому музею есть там весьма многочисленные хатки, набитые всякими экспонатами. Каждая хатка имеет название – хата вдовы, гребинника (тот, который гребни делает), бондаря, столяра, скорняка, гончара, пекаря, а ещё корчма ,панская усадьба, ветряки, церкви… И чего только в них не понапихано! Кроме экспозиций во всех этих хатках там есть ещё с десяток тематических музеев: музей рушника, музей хлеба, музей сухопутного транспорта(огромнейший сарай, забитый телегами, бричками санями…), музей декоративно-прикладного искусства Киевской области, музей космоса( мы рот раскрыли от изумления и беззвучного смеха - с чего бы тут среди ветряков и хаток?), музей Бернадоса ( так и не запомнили кто это такой), музей лекарственных растений и ещё какие-то музеи. И все это в этом лесу на берегу Трубижа. И везде – радушный приём.
В музей Сковороды мы вошли в 16-57( он до 17-00). Мало того, что нас впустили, так ещё и никто нас не подгонял поскорее проваливать! К музею Шевченко подошли в 17-55 ( он до 18-00), его уже закрыли, и тётка уже выходила за ворота. Так она вернулись, открыла и нам ещё рушнички расправляла, чтобы у нас фотографии хорошо получились! Где ещё такое может быть???
Автобусы до Киева уже все закончились, когда мы подгребли к автовокзалу. Но случилась маршрутка . И баснословно дёшево мы доехали с ветерком чуть не до гостиницы.
Следующий день в соответствии с планом мы провели в Пирогове. Пирогово – великолепный и совершенный результат достойного государственного подхода к созданию столичного этнографического музея под открытым небом.Так оно и должно быть!!! Единство великолепной разнообразной по ландшафту огромной территории музея с окружающими её бескрайними и столь же живописными чистыми просторами. Изобилие и разнообразие архитектурных сооружений, сгруппированных в соответствии с картой Украины. И масштаб, масштаб всего этого! Одно было плохо – в отношении к посетителю постоянно напоминала о себе стервозность столицы, полностью противоположная милой провинциальной идиллии Переяслава. Но чем дальше мы уходили от входа, тем мягче и человечнее становились смотрители. Наконец где-то в дальних дебрях вошли мы в хатку. Стоит смотрительница в этнокостюме с вышивкой ( совсем не изощрённой, но в традиции), я с ней заговорила, разговор пошёл, дальше - больше. И вот уже она нам тащит книжку по украинской вышивке и ксероксы с американской книжки ( тоже по украинской вышивке)– показать, рассказать. Закончилось тем , что я пристала к ней «Продайте книжку!» - «Да как же это? Я и цены не знаю» - « А вы назначьте цену так, чтобы уж точно не жалко было. Вы ведь здесь – вы купите, а я сегодня уезжаю». И таки она продала, правда недёшево, но зато моя украинская книжная коллекция обогатилась главной книжкой.
К чему всё это привело я расскажу в следующем тексте.