?

Log in

No account? Create an account
 
 
16 December 2012 @ 01:38 pm
Мои путешествия. 2006 год. Путешествие номер 9. Часть 4. Пудож. День 3-й, день 4-й.  
Нижеследующий текст был написан более 5 лет назад. С некоторыми неизбежными сокращениями он был опубликован тогда в одной уездной газете. Сейчас, конечно, я бы многое написала по-другому, а кое-чего и вовсе бы не написала. Но мне не захотелось его переделывать - он как документ отражает моё тогдашнее состояние духа и дышит оптимистической наивностью. Пущай останется в таком виде.

9-4. День третий, день четвёртый. Пудож.


Ранним утром третьего дня путешествия я нехотя простилась с уютным номером «Северной» и под низким облачным северным небом помчалась на водный вокзал с вещами. В Пудож я переместилась без приключений в строгом соответствии с планом. Очень удачно поселилась в гостинице, и не теряя времени отправилась в музей, благо всё располагается на одном пятачке, далеко ходить не надо *1).




Вот иду я по улице к музею.


Наивные граждане могут вообразить, что пудожский музей располагается в красно-кирпичном здании слева на переднем плане, но ненаивные сразу поймут, что это не так...


Ближе, ближе..



Вот оно, пришла...



Представилась, мне сказали, что дама N, которая будет мной заниматься, подойдёт минут через 15. Я тем временем с любопытством вошла в экспозицию музея.
Народная вышивка и костюм были представлены несколькими симпатичными образцами, но «фирменной» пудожской вышивки, которую после книги Трифоновой я представляла себе весьма чётко, я не увидела. « А где же у вас эти ваши вышивки, ну, такие?»- спросила я, сопровождая свой вопрос жестами, как бы обрисовывающими в воздухе причудливые контуры изобразительных мотивов пудожской народной вышивки. «Какие это такие?»- кажется, я несколько озадачила своим вопросом смотрительницу залов. Но наша беседа дальше не продолжилась, потому что появилась дама N.
"Здравствуйте, я - текстильный маньяк!" - так я начала беседу, чтобы со мной всё было ясно сразу. Мой муж всякий раз порицает меня за такое. Он говорит, что мой юмор - несколько рискованный, что не все его готовы воспринять и лучше не рисковать, чтобы не нарываться. Однако ж расчёт мой был верен, потому как дама N не удивилась и сразу же ответила соответственно моему посылу: "А к нам только маньяки и ездят". После чего мы молниеносно перешли непосредственно к делу. Дело заключалось в том, что я страстно желала видеть и запечатлеть фотокамерой «фирменную» вышивку в «фондах, открытых для изучения». Формальные вопросы в администрации заняли не более минуты, и вот мы уже дружно волокли в помещение фондов стол, на котором удобно будет раскладывать для обозрения вышивку и тканьё ( к которому с некоторых пор я также питаю слабость). Решили совместить полезное с приятным и использовать фотографии, которые я предполагала сделать для себя, также и для создания электронного каталога музейной коллекции народной вышивки и ткачества *2). И работа началась. Напоминала она работу в горячем цеху ( хотя в помещении фондов было весьма бодряще прохладно), или в пекарне – как пирожки с пылу с жару метала дама N предметы по очереди на стол, а я общёлкивала их с обеих сторон крупным и мелким планом. Параллельно вели учёт, периодически скидывали наснятое на мой портативный хард-диск, очищая палочки памяти для дальнейшей работы ( это ж 2006 год - палочек больше 1 Гб в ходу тогда не было). Так продолжалось два рабочих дня (конечно, первый день начался где-то около полудня). Пару раз работа наша прерывалась ненадолго голосом кого-либо из сотрудников, доносившимся из коридора: «Ча-а-а-й пи-и-и-ть!». И снова включался конвейер. В конце рабочего дня мы выползали на крылечко, а перед глазами всё равно мелькали экспонаты, которые надо было расправлять, раскладывать, общёлкивать, переворачивать, общёлкивать с изнанки, учитывать, и так, казалось, бесконечно *3). Итак, два дня почти без передышки я занималась тем, чем я всегда хотела заниматься – я кушала, кушала досыта, кушала до отвала! На стол подавали поочерёдно то миски с тканьём, то тарелки с вышивкой. Поскольку мы старались быть внимательными и соотносить объёмы работ с имевшимся в нашем распоряжении временем, то у нас получилось закончить нашу работу как раз к концу второго рабочего дня (на следующее утро мне надо было возвращаться в Петрозаводск, а вечером – в Москву). Конечно, не обошлось без небольших осечек - где-то забыли сфотографировать изнанку, где-то в кадр попал информационный мусор ( так всегда бывает при быстрой напряжённой работе), но следует признать, что с намеченным планом мы справились, и полезное дело было сделано. Так что теперь я знаю, как выглядит рай. А наивные люди думают, что там нюхают цветочки. Они просто не были в фондах Пудожского музея *4).
Так что же я увидела в раю? Конечно, самое основное – это как раз та самая фирменная пудожская народная вышивка, ради которой собственно всё и было затеяно. Образцов такого рода в музее не так уж и много, хотя как считать. Я считаю просто – один, два, много. Так что для меня – много. Но дело, конечно, не в формальном количестве, дело в том, какие это были предметы.
Конечно, в Пудожье ещё какие-то сто лет назад бытовала разнообразная по техникам и канонам крестьянская вышивка, также как и во всей крестьянской России. Но всё-таки практически в каждом регионе мы находим какой-то один вид вышивки, характеризующийся определённым единством набора изобразительных мотивов, стиля, в котором они трактуются, типом предметов, которые ими украшаются и набором применяемых там вышивальных техник и ниток. Причём в других регионах подобных примеров мы не встречаем. Даже и слово, выражающее это понятие, подобрать мне трудно, и всё как-то громоздко, плохо воспринимаемо, не слишком выразительно, или жаргонно . Можно было бы сказать: специфическая для данного региона, фирменная, наконец брендовая вышивка. Мне не нравится ни один из этих терминов – у них у всех есть недостатки и перекосы смысла. Но куда деваться? *5) В этом тексте я буду говорить об этой специфической для Пудожья ( в том смысле, что в Пудожье она есть, а больше нигде её нет), называя её фирменной пудожской вышивкой. Может быть не слишком изящно, но зато понятно, о чём идёт речь – это такая вышивка, которая есть только в Пудожье.
Речь пойдёт всего-то о нескольких полотенцах, подзорах и станушках. Набор изобразительных мотивов ограничен и узнаваем, из них самый простой и безошибочно читаемый – это древо жизни. Про другие же мотивы, кочующие в вариантах с предмета на предмет, со всей определенностью сказать можно только одно – это сюжеты и символы древнейшей религии. В литературе исследования по этой увлекательнейшей теме есть. Следует признать, что разные авторы дают различные толкования этих мотивов, исследования продолжаются, и возможны ещё открытия, которые в будущем прояснят истинный смысл этих изображений для нас, обычных людей, не специалистов. Тем более, что несмотря на малое количество доступных источников путаница существует большая. Так не в одном месте доводилось мне читать, что подобные вышивки «напоминают абстрактное искусство». Очевидно те, кто пишет такие вещи, поняли одно – что они абсолютно ничего не поняли. Пожалеем их и пожалеем себя, которые если о чём-то и догадались, так ведь об очень и очень малом! Мы все одинаково достойны жалости – нам неоткуда узнать обо всех этих вещах – так потрудилось время, враждебные силы и сами мы, порой искушаемые соблазном отречься от старого мира! Боролись с самым ужасным в этом старом мире, а теряли самое драгоценное. Наш разум слишком короток!(про разум изречение не моё).
Пудожские вышивки, как и другие классические архаические крестьянские вышивки других регионов России, к тому же являются ценнейшим источником исторических знаний о временах, не оставивших других материальных следов. Самое любопытное здесь заключается в том, что сами вышивки как правило столетней ( или немного более 100 лет) давности, но благодаря исключительной консервативности крестьянской жизни они донесли до нас свидетельства о временах глубокой древности, когда по всей вероятности и письменности не существовало! И в конце 19-начале 20 века, перед решающим актом катастрофы крестьянской России деревенские женщины вышивали теми же швами и точь-вточь те же мотивы, что и многие столетия назад, вышивали подчас сами уже не понимая символики своих узоров, они просто следовали обычаю, как делали и их матери, их бабушки и прабабушки.
Кроме наполненности священным смыслом, пудожские вышивки поражают своей роскошной декоративностью! Как и многие другие классические славянские вышивки они выполнены красными нитями по белому полотну, что само по себе очень эффектно. Благодаря традиционному соотношению толщины и фактуры красных нитей и нитей полотна эти вышивки получались не плоскими, а слегка объёмными. Это делало их одновременно и ещё более декоративными, и ещё более живыми.
Я могу только высказать предположение, что в стародавние времена ареал распространения такого рода вышивок был, возможно, шире. Так фирменные стародавние вышивки, бытовавшие в Орловской области, и по мотивам и по своей технике, называемой «орловский спис», являются очевидными ближайшими родственниками пудожских вышивок. О наличии других родственников мне ничего не известно. Беда многих других регионов России, что они часто оказываясь в центре событий, слишком «вытоптаны» любителями отрекаться от старого мира и всячески уничтожать его, а такие любители находились во все времена. Так что банальная транспортная труднодоступность Пудожья оказалась буквально спасительной для сохранения реликтов древней русской цивилизации. Споём хвалу труднодоступности!
И, наконец, практические вопросы. Так как же это было вышито? Уверяю вас, очень просто! Контуры фигур вышиты тамбурным швом – мало что бывает проще. Внутренние части фигур заполнены простыми геометрическими орнаментами, организованными в довольно узкие ленточки, отделённые друг от друга узкими полосочками, вышитыми односторонней гладью с косым направлением стежков. Сами же орнаменты, совершенно несложные, вышиты, как правило, швами-родственниками – это набор и односторонняя гладь, и это тоже довольно простые швы. Техника фирменной пудожской вышивки почти совпадает с техникой вышивки полтавских рушников, разве что там контуры делаются швом роспись ( как впрочем и в соседнем с Пудожьем Каргополье). И это не удивительно – корень всех этих чудес – один. Пудожью повезло – великолепный декоративный эффект достигается отнюдь не сверхтрудоёмкими и высокотехнологичными способами. В этом большое отличие от вышивки, к примеру Шацкого уезда – там настолько миниатюрная работа, что мне она кажется недоступной уже по причине хотя бы не слишком острого зрения.
Наконец, зачем я это пишу?
1. Человеку естественно делиться с другими людьми мыслями, которые его занимают и для него важны, и чувствами, которые его переполняют.
2. Я делаю это в надежде, что мои мысли и слова окажутся для кого-то тем камушком, который в омут упадёт, а потом где-то выкатится вновь. Чтобы не прерывалась нить, истончившаяся уже кажется донельзя, нить, связывающая нас с родной землёй, с нашими предками, с чудесной русской крестьянской культурой.
3. Я хочу, чтобы невозможным стало на пудожской земле, чтобы кто-нибудь вытирал проехавшую по грязи автомашину попавшимся под руку кусочком старой бабушкиной вышивки, потому что этот кто-то поленился руку протянуть за куском негодного тряпья! О таком случае мне в Пудоже рассказывали. А ведь это всё равно, что черепами предков гвозди заколачивать!
4. Я хочу, чтобы в Пудоже начали вышивать по-пудожски. Не по ширпотребным коммерческим журнальчикам, а по классическому пудожскому канону. И ведь не так уж это и сложно. Ведь раньше это не боги делали – делали в каждом крестьянском доме обычные девушки! А надо всего-то быть внимательными и проявить немного терпения, чтобы точно соблюдать канонические требования, а они не столь уж сложны. Просты и швы. Ничего загадочного и непонятного – всё как на ладони. Только обычное терпение и внимание.
5. Я хочу, чтобы полотенце пудожского канона красовалось на самом видном месте в экспозиции пудожского музея. Как символ города и района, как герб ( мне известно, что на гербе Пудожа связка льна, но лён-то рос по всей России, кроме южных губерний, а так вышивали только в Пудоже), как бренд Пудожа, да простят мне это слово. Вот например в Туркмении на государственном флаге красуются пять так называемых «гёль»- пять вариантов розетки, которая составляет основной элемент орнамента знаменитых на весь мир туркменских ковров. Каждый из этих вариантов «гёль» характерен для одной из пяти основных этнических групп туркмен. Там высоко ценят своё великое традиционное текстильное искусство, и отнюдь не считают это искусство вторым сортом. Оскорбительная недооценка, а вернее даже «невидение» ( его «не видят») традиционного крестьянского искусства России идёт и от до сих пор не износившегося безумия правящего класса, который брезговал говорить-то на русском языке, а теперь им хорошо только на Гавайях или в Куршевеле! Да и как им видеть это искусство, когда Запад «не видит»? Раз Запад «не видит», значит и нету ничего! Логика неполноценности.
6. Я хочу, чтобы в школах пудожского района в школьной программе уроков труда для девочек ( которые теперь зачем-то называются уроками обслуживающего труда) были предусмотрены часы для овладения пудожской вышивкой ( тем более, что это просто!). А на классных часах классные руководители выделили бы время для рассказов ( с показами ) о традиционном крестьянском текстильном искусстве Пудожья.
7. Я хочу, чтобы хлеб-соль подавали в Пудоже на фирменном пудожском полотенце.
Чтобы женились и выходили замуж в Пудоже с такими полотенцами. Чтобы находилось достойное место в доме фирменному пудожскому подзору. Чтобы на Масленицу или на Ивана-Купала облачались женщины и девушки в красивейшие станушки с фирменной пудожской вышивкой по подолу. *6)

Кто знает, может быть не так уж всё это и несбыточно? И зависит это только от самих людей, от того, что они сами для себя выберут *7). Просто для того, чтобы выбор был осознанным, надо кое-что знать. А вот эту проблему я и пытаюсь решать в меру своих слабых сил.
Кроме работы в музее, дама N нашла время и изыскала возможность для интересной встречи. Мы побывали в одной семье, где бережно хранят семейные реликвии. Два отличных полотенца, одно из которых как раз и принадлежало к группе фирменной пудожской вышивки, были развёрнуты перед нами для обозрения и фотографирования *8). Фирменное пудожское полотенце выполнено было менее 100 лет назад, но изобразительный мотив полностью совпадал с тем, который вы можете видеть в книге Дурасова о каргопольской глиняной игрушке – это классический и загадочнейший архаический мотив русского язычества!
Поблагодарив за роскошный приём пудожан и, конечно, даму N, которая не пожалела для меня своего времени, и попрощавшись, я на утро пятого дня отправилась обратно в Петрозаводск...

_____________________________________________

1) Это сообщение целиком посвящено темам, непосредственно связанным с целью моей поездки. Но это не значит, что в Пудоже я больше ничего не видела.
Репортажи об утренних и вечерних пудожских впечатлениях находятся здесь:
утренний - http://ehidnazevaka.livejournal.com/159088.html
вечерний - http://ehidnazevaka.livejournal.com/158903.html
2) Этот электронный каталог был мною сделан. Почти полгода в свободное от работы время я его потихонечку собирала, писала короткие сопроводительные записки по каждому диску. Классификацией серьёзной не занималась, но постаралась собрать однородные в каком-то смысле предметы по озаглавленным кучкам, чтобы потом по объединённой записке легче было найти фотографии нужного предмета.
После того, как я сделала эту работу, я пошла в магазин и купила две такие хорошенькие специальные папочки на молнии для CD-дисков. Сделала две копии комплекта и отослала в Пудож - один комплект для музея, а другой - для дамы N.
Оказалось, что работа моя была востребована, однако довольно неожиданным образом.
Прошло некоторое количество времени и в музее как-то, открывши эту маленькую папочку на молнии обнаружили, что там нет трёх дисков, посвящённых ткачеству. Поскольку этот комплект не был музейным предметом, то и хранился открыто на какой-то полочке у компьютера. В музее не удивились, а (как потом сказали, когда обсуждался этот микроинцидент) подумали, что дама N взяла их для какой-то надобности во время своего какого-то визита в музей на какое-то публичное мероприятие (дама N к этому времени в музее уже не работала, а нянчила внуков). Меня, конечно, заочно очень обидело это предположение - как могли они подумать, что я не сделала для дамы N копии, чтобы ей было удобно справиться о каких-то предметах в случае необходимости! Не знаю, обидело даму N или нет предположение, что она могла что-то, пусть даже и ею самой же подаренное музею, взять без спросу и предупреждения... Но когда дама N сказала, что она эти диски не брала и что у неё есть своя копия полного комплекта, в музее очень недоумевали. Кому это могло понадобиться? Своим - так ведь сказали бы! Да и вообще как-то бы выразили какой-то интерес - а вот посмотреть, как там то, или то или как-то упоминался бы вопрос, который заставил неизвестное лицо взять принадлежащие музею диски (уж не говоря о том, чтобы спросить у администрации разрешения на это). Но никто не мог припомнить, чтобы кто-нибудь какой-либо интерес проявлял или какими-то вопросами вслух задавался...
Я думала, писать мне об этом здесь или не писать, но потом решила не делать купюр.
Граждане! Будьте внимательны, если имеете дело с сохранностью культурных ценностей! Конечно, это не означает, что в каждом пришедшем в музей человеке надо видеть вора, но безбрежно доверять всякому никак нельзя. Совершенно не надо никого подозревать заранее во всех смертных грехах и обращатьс с ним, как с преступником-рецидивистом, упаси боже! Но есть элементарные навыки, которые позволяют в 99 процентах случаев не стать жертвой нечистоплотных людей. Просто не надо помогать нечистоплотным людям своей беспечностью. Надо соблюдать элементарную технику безопасности. В Москве уже очень давно никто не оставляет ключи от квартиры под половиком перед дверью, дорогие граждане! Не оставляйте в одиночестве людей, которых вы не очень хорошо знаете, в помещениях музея, если только, конечно, это помещение - не общедоступный кабинет уединения.
Так и осталась загадка не разрешённой. У меня есть свои предположения. Действительно, пропала не вся папочка, а только три последних диска, посвящённых одной теме - ткачеству. Это явно указывает на существование чётких намерений у неизвестного нам лица, о котором можно на 99,(9) % утверждать, что оно, это лицо, было нечистоплотным. Если бы папочка пропала вся, то можно было бы думать - завалилась, перенесли на другое место, забыли, куда положили и т.п. В данном случае на 99,(9) % можно утверждать, что это было ВОРОВСТВО. И даже есть у меня версия. Я думаю, это воровство было совершено музейным работником, но однозначно не пудожского музея. И даже имею версию - какого именно музея, и даже могу объяснить, почему возникло у меня такое подозрение... Но, как все прекрасно понимают, это уж точно никак нельзя говорить в открытом доступе, а только следователю. Но никакие следователи не имеют повода этим интересоваться, поскольку эта папочка являлась лишь просто папочкой из магазина АШАН, в которой лежали какие-то дарёные какой-то тёткой в порядке общественной работы диски, не имеющие никакого официального статуса, ну как, например, букет цветов, который могли бы принести в музей школьники, пришедшие на экскурсию 1 сентября в День Знаний... Это не был документ или материальная ценность, поступившие в музей официально и подлежащие регистрации... Нет здесь повода для работы следователя. И лишний раз это доказывает, как всегда и везде расходится буква и дух закона. Ведь есть здесь повод для беспокойства. Ведь есть чёткий сигнал, что в каком-то весьма уважаемом музейном учреждении работает на скорее всего какой околонаучной должности человек, элементарно нечистый на руку, то есть ВОР. Да, этот вор не будет скорее всего ничего взламывать и красть из запасника зарегистрированный экспонат, то есть нарушать УГОЛОВНЫЙ кодекс. Это опасно. Но почему не своровать чужую РАБОТУ, особенно, если плохо лежит?
3) Конечно, это было КОНЕЧНО, а не бесконечно. Вполне конечно. Конечно, обозримо. Музей-то совсем небольшой. И не так уж много мы отсняли, хотя работали интенсивно. Собственно, чего там снимать - само собрание небольшое. Но ведь таковы особенности человеческого восприятия. Если вы вдруг видите то, что никогда не видели, время начинает идти по-другому - кажется, что день был длинный и насыщенный впечатлениями, а всего-то - вы просто увидели нечто, не представимое ранее.
4) Сейчас я полагаю, что таких раёв у нас немало. Вероятно, поэтому-то нас туда и не пускают. Куда ж в рай-то с нашими рылами???
5) Сейчас я могу уже определённо сказать, что слово такое я нашла - это КАНОН.
6) В настоящее время я уже ничего такого не хочу по причине осознания полной несбыточности всего этого.
Это - археология. Сейчас на меня накинутся полчища разнообразных граждан, которые будут представлять те или иные "толки" Возрождения, но эти граждане могут хоть брызгать кипятком, положения дел такое брызгание кипятком не изменит.
Однако ж и уныние не нужно. Нужно просто делать то, что должно. А уж будет - что будет. Одно ясно - будет-то нехорошо... Вот бы спасти от небытия то, что можно!!!
7) Выбор произошёл в пользу глобалистской "культурной" жвачки. Даже там, где казалось бы из самой земли прёт ТАКО-О-ОЕ(!), в клубах с претенциозными названиями, отсылающими к ТРАДИЦИИ, ткачество изучают на примере банальных культурно-ширпотребных гобеленчиков... И это - выбор!
8) Владельцы очень любезно разрешили показать эти сокровища в интернете - огромное спасибо им за это!!! В моём журнале я эти полотенца уже показывала.